vazelin63 (vazelin63) wrote in libertarians_ru,
vazelin63
vazelin63
libertarians_ru

М. Ротбард "Экономическая мысль до А. Смита" Глава третья, часть шестая

3.6  Мирской аскет: св. Бернардин Сиенский
Великий ум и великий систематизатор экономических взглядов схоластов был парадоксом среди парадоксов: строгий и аскетичный францисканский святой, который жил и писал в Тоскане, в самой гуще сложного капиталистического мира начала XV века. Хотя св. Фома Аквинский стремился систематизировать весь спектр интеллектуальных усилий, его экономические идеи были фрагментированы и разбросаны по всем его богословским сочинениям.  Св. Бернардин Сиенский (1380–1444) стал первым после Оливи богословом, создавшим труд, целиком посвященный системному изложению экономических идей схоластов.
Передовые идеи, содержащиеся  в этой  книге по большей части принадлежали самому св. Бернардину, а детально разработанная субъективная теория полезности была дословно переписана у францисканского еретика, жившего за  два века до этого: Петра Иоанна Оливи (или Пьера де Жана Ольё).
Книга св. Бернардина представляла из себя сборник  проповедей на латыни под названием «О договорах и ростовщичестве» и была написана между 1431 и 1433 годами. Трактат начинается, что вполне логично, с установления и обоснования системы частной собственности, далее автор переходит к системе и этике торговли, а затем обсуждает, как на рынке определяются ценность и цена. И в заключение — продолжительное обсуждение запутанного вопроса о ростовщичестве.
В главе о частной собственности у св. Бернардина нет ничего примечательного. Собственность считается искусственной, а не естественной, но, все-таки имеющей огромную важность для эффективного экономического порядка. Но одним из величайших достижений Бернардина стало первое письменное изложение в наиболее полном виде убедительных рассуждений о функциях предпринимателя. Прежде всего, автор оправдывает деятельность торговца еще более последовательно, чем это делал Аквинат. Св. Бернардин вполне разумно замечает,  на контрасте с более ранними доктринами, что торговлей, как и любыми другими профессиями на практике можно заниматься либо законно, либо незаконно. Любые профессии, и профессия епископа в том числе, предоставляют возможности для совершения греха; поэтому вряд ли все подобные возможности сосредоточились в одной только торговле. Точнее говоря, торговцы могут выполнять несколько видов полезных услуг: перемещение товаров из тех регионов, где они в избытке в те регионы и страны, где они в дефиците; хранение и складирование товаров, которые будут доступны потребителям тогда, когда они понадобятся; и как ремесленники или промышленные предприниматели, перерабатывающие сырье в готовую продукцию. Коротко говоря, предприниматель может выполнять полезную социальную функцию транспортировки, распределения или производства товаров.
В своем оправдании торговли св. Бернардин реабилитирует, наконец, и мелкого розничного торговца, презираемого со времен Древней Греции. Импортеры и оптовые торговцы, отмечает Бернардин, делают закупки большими объемами, а затем, деля всю партию на части, продают товар тюками или возами розничным торговцам, которые, в свою очередь, продают  его малыми количествами потребителям.
Бернардин, реалистично смотря на вещи, прибыль не осуждал; наоборот, прибыль является законным вознаграждением предпринимателю за его труд, расходы и взятые им на себя риски.
Далее св. Бернардин углубленно анализирует функции предпринимателя. Он понимал, что организаторские способности являются редким сочетанием компетентности и эффективности и поэтому должны достойно вознаграждаться. Св. Бернардин перечисляет четыре необходимых качества успешного предпринимателя: эффективность или трудолюбие (Industria), ответственность (solicitudo), труд (labores), а также принятие на себя рисков (pericula). Эффективность по Бернардину это хорошая осведомленность относительно цен, затрат и качества продукта, а также особая «тонкость» при оценке рисков и возможности получения прибыли, на что, как проницательно заметил Бернардин, «на самом деле способны очень немногие».

Ответственность означает  внимание к деталям, а также содержание в порядке счетов — необходимый элемент в бизнесе. Горе, работа без передышки и даже личные неприятности тоже часто имеют большое значение. Ввиду всех этих причин, а также взятых им на себя рисков, бизнесмен справедливо зарабатывает достаточно много на успешных инвестициях, что позволяет ему удерживаться в бизнесе и получать компенсацию за все тяготы.
Что касается определения цены св. Бернардин следовал в русле схоластической традиции, согласно которой цена и справедливая цена определяются общей оценкой рынка. Цена колеблется в зависимости от спроса, растет, если предложение скудное, и падает при изобилии. Бернардин также высказал весьма проницательные суждения относительно влияния издержек. Затраты на труд, мастерство и риск не влияют на цену напрямую, но влияют на предложение товара и при прочих равных условиях (при прочих равных условиях — фраза самого Бернардин) вещи, требующие больших усилий или большей изобретательности при производстве, будут более дорогими и за них будут запрашивать более высокую цену. Эта идея — предвосхищение анализа спроса и издержек Джевонса и австрийской школы, разработанного лишь пять веков спустя.
Как и другие схоласты, он считал, что общая оценка рынка определяет общую рыночную цену (но не ту цену, которая устанавливается при индивидуальном свободном торге). А государство, поначалу полагал он, имеет право устанавливать общую рыночную цену посредством принудительного регулирования, но такая возможность, была им, как и большинством других схоластов, вскоре отвергнута. Как мы уже знаем, замечательную теорию ценности, опубликованную францисканцем Петром Иоанном Оливи, основанную на субъективной полезности (которой ранее пренебрегали), св. Бернардин переписал слово в слово. Значительным вкладом Бернардина в теорию справедливой цены — рыночной цены, стало применение ее к «справедливой заработной плате». Заработная плата есть цена трудовых услуг, отмечал Бернардино, и, следовательно, справедливая или рыночная заработная плата будет определяться спросом на рабочую силу и имеющимся на рынке предложением рабочей силы. Неравенство в заработной плате является функцией различий навыков, способностей и обучения. Архитектору платят больше, чем землекопу, объяснял Бернардин, потому что работа первого требует большего интеллекта, способностей и профессиональной подготовки, так что лишь очень немногие окажутся достаточно квалифицированными для выполнения этой задачи. Квалифицированные рабочие более редки, чем неквалифицированные, так что первые запросят более высокую заработную плату.
В сделанных им весьма изощренных выкладках, касающихся обмена иностранной валюты, Бернардин санкционирует подобные сделки, являющиеся основным способом получения скрытого процента в сделках по кредитованию. Здесь Бернардин следует в русле широких взглядов своего наставника Александра Ломбардского.  Обычно обменные операции рассматривались как сделки по обмену валют, а не как кредитование. Более того, ростовщичеством считался лишь определенный и безрисковый процент по кредиту; валютные курсы колебались и поэтому были непредсказуемы.

Технически это было верно, однако кредиторы, как правило, при обменных операциях получили процент, поскольку денежный рынок был структурирован в пользу кредитора. Бернардин также отметил, что конвертация валют необходима в виду огромного их разнообразия, а также потому, что чекан одной страны не принимается в другом месте. Поэтому те, кто занимается обменом валют, выполняют полезную функцию и способствуют внешней торговле, «которая имеет существенное значение для поддержания человеческой жизни», а также осуществляют перевод денежных средств из одной страны в другую, не прибегая к фактической перевозке монет.
В св. Бернардине поразительным и парадоксальным образом сочетались и блестящий, знающий, восприимчивый аналитик капиталистического рынка своего времени, и изможденный святой аскет, осуждающий мирское зло и деловую деятельность. Бернардино родился в 1380 году в семье высокопоставленного сиенского чиновника; его отец Альбертолло Альбизески был губернатором города Масса Сиенской республики. Мать Бернардино также принадлежала к видному местному роду. Вступив  в строго аскетическую ветвь наблюдателей ордена францисканцев, Бернардин вскоре приобрел известность как весьма убедительной и очень популярный странствующий оратор, проповедовавший по всей северной и центральной Италии. В 1430-х годах Бернардин назначают викарием францисканцев-наблюдателей (миноритов). Трижды в его жизни Бернардино предлагали епископство (в Сиене, в Урбино и в Ферраре), но всякий раз он отказывался от этой чести, поскольку в противном случае ему пришлось бы отказаться от проповедования.
В некоторых из проповедей, обличавших мирские грехи,  Бернардин подробно останавливается на проблемах личной нравственности; так он осудил практику странствующих торговцев, слишком долго пребывающих вдали от дома и потому оскверняющих себя, живя в плотском грехе или даже предаваясь содомии, которую святой обычно называл «мерзостью». И действительно, когда-то в юности, Бернардин даже ударил человека, который пытался делать ему гомосексуальные намеки.
Но главное противоречие  Бернардина, изощренного аналитика бизнеса и одновременно обличителя деловой практики, выражалось в его страстном протесте против ростовщичества. Живя в Тоскане, окруженный домами ростовщиков, св. Бернардин, как и очень многие схоласты, показал, что его реализм заканчивается у порога дома ростовщика. В вопросе о ростовщичестве блестящие аналитические способности святого отца и доброжелательное отношение к свободному рынку изменяют ему, и он вопиет почти в исступлении: ростовщичество есть отвратительная инфекция, проникшая в деловой мир и в общественную жизнь. При том, что другие схоласты всерьез восприняли возражение, что Церковь и общество зависят от ростовщичества, Бернардина это не волновало. Нет: этого не может быть. Все те, кто считает, что ростовщичество является экономически необходимым, совершают грех богохульства, ибо они утверждают, таким образом, что это Бог направил их деяния на неправедный путь. Бернардин утверждал что если люди  откажутся от взимания процента, то тогда они смогут свободно и безвозмездно брать и предоставлять кредиты; и кроме того теперь делается слишком много заимствований, направленных на легкомысленные и порочные цели. Ростовщичество, громогласно заявлял святой, разрушает милосердие; это инфекционное заболевание; оно пачкает души всех в обществе; оно концентрирует все деньги города в руках немногих или изгоняет их из страны; и более того, оно справедливо навлекает на город гнев Божий и призывает Четырех Всадников Апокалипсиса.
Повергает в трепет та безумная ярость, в которую приходил этот действительно великий мыслитель, когда речь заходила о ростовщичестве.  Разглагольствуя о ростовщике, дерзающем «продавать время», Бернардин пошел дальше своих предшественников, настаивая на том, что одному только Иисусу Христу ведомы время и час. И потому если нам не дано права знать время, то мы еще в меньшей степени обладаем правом продавать его. Следует ли поэтому считать обладание часами и будильниками смертным грехом? Бернардин буквально взвивается в порыве почти истерического исступления в адрес незадачливого ростовщика:
Соответственно, все святые и все ангелы рая вопиют против него [ростовщика], говоря: «В ад, в ад, в ад. Также и небеса со своими звездами взывают, говоря: «В огонь, в огонь, в огонь. Планеты также возмущены «до глубины, до глубины, до глубины».
И все-таки, несмотря на все это, авторитет св. Бернардина добавил весомости концепции, которая в конечном итоге способствовала отмене запрета на ростовщичество: lucrum cessans — концепции упущенной выгоды. Вслед за Гостензисом (Hostiensis) и некоторыми схоластами XIV века Бернардин признает lucrum cessans: считается допустимым взимать проценты по кредиту, который по возвращении жертвуется — по возможности заранее — ради законных инвестиций. Правда, Бернардин, как и его предшественники, строго ограничил lucrum cessans рамками благотворительного кредита и отказался распространить его на профессиональных ростовщиков. Но он сделал важный аналитический шаг вперед, объяснив, что концепция lucrum cessans является законной, поскольку в этой ситуации деньги являются не бесплодными деньгами, но «капиталом».  Как выразился Бернардин, когда бизнесмен выдает кредит из средств, которые иначе пошли бы на коммерческие инвестиции, он «отдает не просто деньги, но он также отдает свой капитал». Если подробнее, он пишет, что деньги тогда «обладают не только свойствами просто денег или просто вещи, но и сверх того некими плодотворными свойствами чего-то прибыльного, того, что мы обычно называем капиталом. Поэтому, должна возвращается не только их обычная ценность, но также и добавленная ценность».
Говоря коротко, когда деньги функционируют как капитал, они уже не бесплодны или стерильны; в качестве капитала они заслуживает того, чтобы приносить прибыль.
И еще кое-что. Ведя продолжительную дискуссию против скрытого в различных формах договоров ростовщичества, блестящий ум Бернардина исторически одним из первых наткнулся на то, что позднее получит название «временного предпочтения»: люди предпочитают сегодняшние блага будущим благам (то есть сегодняшним представлениям о будущих благах). Однако он оказался не в состоянии осознать всю важность этой идеи и отказался от нее. В таком состоянии она и пребывала вплоть до конца XVIII века, пока француз Тюрго, а затем великий австрийский экономист Ойген фон Бем-Баверк, не  открыли этот принцип в 1880-х  годах и, следовательно, решили, в конечном счете, вечную проблему,  объяснив и обосновав  существование и величину ставки процента.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments